//Телеканал "Россия 24", 22.03.2017


А.Клешко: "В теме экологии нет такой золотой ниточки, за которую потянешь - и все решится. Нужно заниматься всем"

Корреспондент Елена Алишевец: "За 3 месяца 2017 года режим неблагоприятных метеоусловий или НМУ в Красноярске объявляли уже 4 раза. В 2016 году подобное случалось 24 раза. В общей сложности 58 суток, это почти 2 месяца, краевой центр жил в условиях, когда на улице практически нечем дышать. Многие занимаются этой проблемой, а результатов пока нет. Ответы на эти и другие вопросы мы попытаемся найти с гостем нашей программы заместителем председателя Законодательного Собрания края, членом Экологического штаба Алексеем Клешко. Алексей Михайлович, как Вы себя чувствуете, когда объявлен режим "черного неба"? Мне реально иногда хочется надеть маску".

Алексей Клешко: "Когда я приехал учиться в Красноярск, я вообще первые 3 месяца в городе с трудом дышал. В сравнении с советским периодом загрязнений в воздухе меньше. Но при этом режим "черного неба" и сегодня крайне плохо переносится горожанами. Это нормально, не надо этого стесняться. Нормально в том смысле, что мы все - люди, мы вынуждены дышать воздухом, в котором все загрязняющие вещества крупных загрязнителей, мелких, средних предприятий, типа асфальтобетонных заводов, которых только вокруг Красноярска 35 мы в прошлом году насчитали, машин большого количества. Это все не создает экологически благоприятные условия. На это накладываются природные условия - режим НМУ в период застоя воздуха, слабой инверсии. Все это остается в городе, ветром ничто никуда не относится, и мы вынуждены этим дышать. Поэтому это для всех нас переживать тяжело".

Корреспондент: "Плюс Красноярск находится в котловане".

Алексей Клешко: "Продуваемость Красноярска - это очень важное условие для сохранения здесь экологически благоприятной обстановки. Именно поэтому у нас большие вопросы вызывает высотность зданий, расположенность высоких зданий вдоль Енисея, когда фактически затрудняется перемешивание воздуха. Это для нас большие проблемы".

Корреспондент: "Эксперты часто спорят, что больше загрязняет воздух: машины, ТЭЦ, предприятия".

Алексей Клешко: "Нужно перестать по этому поводу спорить. Все наши последние исследования и многочисленные контакты с учеными показывают, что, скорее, вся эта война начинается, когда кто-то пытается кого-то обелить. Автолюбители говорят: это не мы. Алюминщики говорят: что вы, это не мы. ТЭЦ говорит: мы совсем мало. Хватит заниматься перетягиванием каната. Всем участникам процесса нужно понять, что в теме экологии нет такой золотой ниточки, за которую потянешь - и все решится. Нужно заниматься всем. Законодательное Собрание, например, настаивает и не может пока найти контакта с Правительством, мы настаиваем на том, чтобы с 1 января 2018 года (мы это записали еще в резолюцию в 2016 году, мы даем время подготовиться), чтобы прекратили выдавать разрешения на временные согласованные выбросы. Мы пытаемся понять, чей опыт лучше использовать для решения проблем Красноярска. И мы смотрели, например, организацию мониторинга в Санкт-Петербурге. Сложнейшие математические модели используются сегодня теми, кто занимается природоохраной в Санкт-Петербурге, чтобы внимательно посчитать, как разные предприятия действуют.

- Нам показали один пример, к вопросу о том, что такое предельно допустимые выбросы (ПДВ) и как они влияют. В Петербурге жители дома пожаловались на запах. Комитет по природоохранной деятельности туда направил передвижную лабораторию, которая в течение недели фиксировала и обнаружила выбросы загрязняющих веществ, которые характерны для определенного типа предприятий. Недалеко работает ТЭЦ. По ПДВ пятно загрязнения не должно было доставать до того конкретного дома. Но внимательная работа вместе с природоохранной прокуратурой показала, что предприятие нарушило технологический цикл. Вместо промывки одного котла промывали одновременно 10. Как следствие, нагрузка техногенная возросла. Предприятие было наказано, наказали работников, которые нарушили технологическую карту. Это очень важно. У нас эти временно согласованные выбросы имеют почти все крупные предприятия Красноярска. Это безобразие, с которым нужно заканчивать, в этом нужно ставить точку. Вопрос в том, как мы используем этот опыт ученых. Для меня было удивлением: в мониторящих организациях и Санкт-Петербурга, и Красноярска установлено одно и то же программное обеспечение. Но при этом власти Петербурга благодаря этому программному обеспечению имеют карту города, на которой обозначены все "красные" зоны в городе, где большая концентрация выбросов, где опасная ситуация, где она уже лучше. Под это строятся планы действия властей. Люди готовят в Петербурге карту регулярную по 63-м видам загрязняющих веществ. Красноярск этим не может похвастаться.

- При утверждении бюджета на этот год мы предусмотрели дополнительные средства на закупку оборудования, чтобы больше веществ мерили наши стационарные посты. Когда система начнет работать, это не так дорого. Региональная система мониторинга нам обходится примерно в 20 млн. руб. из краевого бюджета. Петербург на 3-миллионный город тратит 40 млн. руб. Но при этом количество стационарных постов у них выше наших почти в 5 раз. Плюс имеются реально работающие передвижные. Этому мы точно должны уделить внимание.

Корреспондент: "Алексей михайловия, то есть опыт, о котором вы интересно рассказываете уже есть. Почему он не применяется?".

Алексей Клешко: "Опыт решения экологических проблем есть и в Санкт-Петербурге, и в Москве. Вы можете сказать, что там большие деньги. Другой пример - Уфа, Башкортостан. Масса примеров, где реально люди работают, где реально заботу об экологии превратили из политических пиар-моментов в реальную повседневную работу. Нам этого нужно добиться. У нас с этим большая беда. В прошлом году мы проводили публичные слушания в Красноярске. Подготовили очень хорошую дорожную карту. Сейчас на май мы поставили на сессию отчет правительства, что сделано за этот год, как эти хорошие предложения реализованы. Параллельно сами пытаемся тоже проанализировать, где, чьи, какие действия. Нам часто даже спросить не с кого. В течение почти всего этого года в крае не министр природных ресурсов, а и.о. министра. Мы обращаемся и к губернатору края о том, что это терпеть дальше нельзя. Должен быть назначен министр. Это должен быть жесткий министр, потому что сегодня во многих вопросах не хватает жесткости и требовательности.

- В крае работают крупные финансово-промышленные структуры. Но их тоже нужно заставлять, приводить их в чувства, чтобы они реагировали и на возмущение общественности, и на требования власти, и на требования органов местного самоуправления. Приходится бывать на разных конференциях, семинарах. В Москве это чаще носит политический характер, пропагандистский. А в Санкт-Петербурге всегда очень интеллигентная публика с очень конкретными идеями. Все-таки эта питерская интеллигенция заставляет и власть по-другому реагировать. Этим примером нужно руководствоваться. Нужно двигаться в сторону, где бы мы видели, как меняется ситуация. Нет этой золотой ниточки, нельзя одним решением все массово решить. Мы должны настроиться на длительную работу. Весь 20-й век Красноярск формировался как индустриальный город. Мы живем в городе, в котором промышленные предприятия в черте города, где жилые кварталы окружают промышленные предприятия. Разом, по щелчку вынести их нельзя. Это десятки тысяч рабочих мест. Но двигаться в эту сторону можно. Улучшать ситуацию можно. Но для этого нужна жесткость, чтобы заставлять предприятия работать".