//Вести образования, №15-16 (63-64), 1-31 августа 2006 г, 09.08.2007

Алексей Клешко
Образование на фоне политики

В эти замечательные по своему настрою «пред/первосентябрьские» дни страницы газет, эфир радио и ТВ заполонены победно-праздничными реляциями чиновников на темы образования; родители заглядывают в списки намеченных покупок и делают в них последние отметки, возвращаясь со «школьного базара»; многочисленные проверяющие (СЭС, пожарные и прочие «защитники детства») потирают руки, запачканные чернилами от выписанных школьным директорам штрафов; сами школьники, вернувшись от бабушек, дедушек, из загородных лагерей и заграничных пляжей (это уж кому как с родителями «повезло»), висят часами на телефоне, делясь яркими впечатлениями с «самыми-самыми друзьями»… Педагоги собираются на свои августовские конференции – чтобы обсудить тенденции, подвести итоги, посмотреть на лучших. Чтобы сказать то главное, наболевшее, что обязательно должны услышать коллеги. Чтобы хоть раз в год, но почувствовать себя именно сообществом – ответственным, профессиональным, осознающим свою высокую миссию…

Экономический, социально-политический фон августовский конференций в Красноярском крае задает особый настрой: мы на пороге объединения региона (таково решение референдума по вопросу об объединении Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) и Эвенкийского автономных округов в единый субъект Российской Федерации). Собственно, само объединение произойдет уже 1 января 2007 года и повлечет за собой изменение экономического и социально-культурного ландшафта региона. Что же касается политического климата - ровно через год, в апреле 2007 года, пройдут выборы депутатов Законодательного Собрания единого края, а вслед за этим коалиция нового депутатского большинства (в соответствии с новым федеральным законодательством) внесет Президенту России свои предложения по кандидатуре нового Губернатора. Здесь есть, конечно, немалое поле для интриг, свойственных большой и малой политике. Но сама масштабность происходящих перемен будет приближать политиков, интеллигенцию, общественных деятелей, чиновничество к обсуждению все же именно серьезных вопросов будущности страны и Красноярского края.

Ключевые линии изменений (их направления) понятны:

  • реализация крупных инвестиционных проектов в сфере экономики и их «увязка» с социальной и экологической проблематикой, что повлечет и новые подходы к планированию социально-экономического развития региона;
  • законодательное обеспечение нового управленческого механизма (и прежде всего принятие нового Устава края, решение вопросов структуры управления единым регионом и особого статуса автономных округов в рамках единого края);
  • масштабная реформа государственных финансов, которая затронет не только управленцев (система казначейств), но и широкий слой бюджетополучателей (вплоть до каждого учреждения) – речь идет о «жестких»/«мягких» финансах, о переходе к БОР (бюджетированию, ориентированному на результат), трехлетнему финансовому планированию и о приоритете нормативного подхода;
  • реформа местного самоуправления - не только изменение структуры местных органов власти и распределение полномочии и зон ответственности, но и вовлечение в управление широких слоев социально активных граждан; одновременно административная реформа призвана внедрить новые стандарты государственной и муниципальной службы и ориентирует на четкое разделение политических должностей и профессионалов-специалистов.
Это вполне современные содержательные и технологические линии в сфере экономики и управления. Однако очевидно, что процветание страны, ее успех (как, впрочем, и успех нашего Красноярского края) зависят не только от сугубо технических решений в ходе экономической реформы и не только от качества законодательного обеспечения политического процесса и управления. Чрезвычайно важен социально-культурный контекст, отношение к жизни, определение общих ценностей и целей.

В этом контексте уместно было бы обсудить ход реализации Национального проекта «Образование» и его влияние на модернизацию современного российского образования. Появление с легкой руки Президента в российской социально-политической действительности такого явления как «приоритетные национальные проекты» стало, по большому счету, серьезным испытанием для политической элиты, бюрократии и профессиональных сообществ.

Посудите сами: долгое время казалось, что достаточно «отвоевать» приличные бюджетные средства – и образование как отрасль расцветет «пышным цветом». Но оказалось, что сама система такова, что способна поглотить практически любые по объему средства, а отдачи не увидят ни сами учителя, ни (и это главное) школьники и их родители. Потом умами завладела идея о том, что модернизация образования – это модернизация законодательства об образовании. Но жизнь показала: самых «продвинутых» законов недостаточно, если при их исполнении мы опираемся на традиционные и уже во многом косные механизмы и инструменты их реализации. Параллельно существовало убеждение, что в нашем образовании есть замечательные, талантливые учителя-«прогрессоры», они-то и поведут за собой коллег к новым вершинам педагогического творчества. Но, положа руку на сердце, разве мы не видели все эти годы, что именно такие педагоги чаще всего становятся жертвами «восстания серости», да к тому же недостаточно качественный менеджмент в образовании (и власти) не может создать таким педагогам нормальные, эффективные условия для деятельности…

Сразу отмечу – говорю лишь о тенденциях. Конечно, были и исключения. И в нашем крае мы гордимся нашей образовательной системой, видим много позитивного и оптимистичного. Но, похоже, это как раз именно такой случай, когда позитив обеспечен не государственной и муниципальной системой, а настойчивостью, профессионализмом и волей лидеров краевого образования (здесь и некоторые управленцы, и директора школ, и ученые, и наши лучшие учителя) и поддержкой прежних и нынешних руководителей края (опять-таки практически в личном качестве, по личному убеждению. Не многовато ли личного фактора? Как не вспомнить замечательную реплику многомудрого доктора Шпигельского из «Месяца в деревне» Тургенева: «Авангарду очень легко сделаться арьергардом. Все дело в перемене дирекции».

Вот в этих условиях и появляется Национальный проект «Образование». И если кто-то воспринял эту президентскую идею как банальный механизм «раздачи нефтяных денег» - это большая ошибка. По сути, НацПроект задает (впервые на национальной, федеральном уровне) перспективные линии развития образовательной системы страны. Школа должна не только образовывать, но и воспитывать – потому и определены доплаты за классное руководство. В школе не должно быть уравниловки, талантливые педагоги должны видеть и реальные финансовые стимулы своей деятельности – и вот большой отряд лучших учителей получает «стотысячную» премию. Школа должна быть не винтиком чьей-то (пусть даже самой прекрасной) образовательной модели, а должна иметь собственную программу развития с учетом интересов местного сообщества – именно на реализации этих программ и выделены миллионные государственные гранты. (Здесь остановлюсь в перечне направлений Национального проекта – каждое из них решает именно задачи определения вектора наиболее желательного - с точки зрения современного государства, - развития системы образования).

И уже в самом механизме определения лучших (и школ, и учителей) реализуется еще одна ключевая идея национального проекта: включение в образовательную тематику как можно больше заинтересованных граждан через повышение статуса, роли гражданских институтов в образовании. Не просто управленцы «делили деньги» - победителей определяли на основе общественной экспертизы. Глубоко убежден, что нам в крае чрезвычайно важно удержать и развивать именно эту содержательную линию Национального проекта, поскольку гражданский ресурс является важнейшим ресурсом модернизации образования.

У родителей реальный голос появляется не в крикливом споре с директором, а лишь когда родители формируют свое сообщество, вступают в диалог друг с другом и уже с общих позиций ведут переговоры с педагогами и менеджерами образования. Современная школа невозможна без создания институтов самоорганизации учащихся, для которых общественная деятельность становится еще одной компетенцией, обретаемой в школе. Это постепенно понимают все участники образовательного процесса – но почему-то пока слабо проявляются институты профессиональных сообществ: учителя как правило «довольствуются» прежними практиками… К сожалению, пока у нас нет развитой сети институтов гражданского общества – и в целом в крае, и в образовательной составляющей. И я отлично понимаю, что подлинные институты гражданского общества не создают по разнарядке. Но: и национальный проект, и краевая политика (и в самом Агентстве образования, и через грантовую программу «Социальное партнерство во имя развития», и в других проявлениях) создают стимулы для гражданского участия, механизмы поддержки гражданских институтов (некоммерческих организаций), оформляющихся профессиональных сообществ.

Так что в новый учебный год мы вступаем с вполне определенной стратегией. Конечно, что-то можно дополнять, творчески развивать, критиковать… Но впервые за последние годы «концептуального межвременья» государство определило свою позицию относительно образования не в декларациях и лозунгах, а в осознанной программе поддержки лучшего, определения приоритетов и создания реальных механизмов. Превратить само наличие такой позиции в стратегию устойчивого развития российской образовательной системы – задача не только для политиков. Собственно, устойчивость и определится силой гражданских институтов в образовании.

С началом нового учебного года! С трудной, но чрезвычайно интересной задачей! Успехов – и удачи!