Гламурное засилье (в прессе, на телевидении и в кино, да и самой жизненной манере) на самом деле показывает бессилие современного человека перед жестоким временем. Гламур позволяет как бы скользить, не спотыкаясь, по ткани современности – не замечая пиков высокой самоотверженности духа или разверзающейся бездны пошлости и низости. Эдакий морально-нравственный серфинг… Между тем климат имеет свойство меняться, волны могут стать непредсказуемыми, а хищник не всегда соглашается с «правилами гламура».

В этом обзоре – книжки, герои которых вынуждены противостоять мерзости бытия. Противостоять действительности. Не самое приятное занятие – в том смысле, что всегда есть рядом те, кто покрутит пальцем у виска или участливо начнет тебе объяснять, что, дескать, «такова «се ля ви»…

«Тревожься о том - куда»

В прекрасной романтической Праге живет замечательная семья – известные врачи Кавалери. Два сына – надежда семьи. Старший, Йозеф, мечтает стать иллюзионистом и все тренируется, пытаясь повторить магические фокусы великого Гудини. Более всего его чарует эскейп – исчезновение, перенос. Это большая магия со своей философией: «Забудь о том, откуда ты совершаешь эскейп. Тревожься только о том куда».

Но может ли счастье быть вечным? Вторая мировая война, немецкая армия оккупирует Чехию. Семья продает все ценности, чтобы надежду свою, старшего Йозефа, переправить в Америку. Обман. Снова попытка – на грани невозможного. Но и «невозможное возможно». Йозеф в Америке. Мысли об одном – заработать столько денег, чтобы возможно было высвободить и привезти отца, мать, младшего брата…

В общем, роман лауреата Пулитцеровской премии, Майкла Чабона «Приключения Кавалера и Клея» - это семейная сага. О самом Чабоне критики писали: «он… литературный Гудини, стоящий на главной сцене. Его представление приводит зрителей в восторг…». Кавалер и его двоюродный брат Клей решаются зарабатывать деньги очень по-американски: придумывая и рисуя комиксы. Их герой – естественно, мастер эскейпа, - борется в каждом выпуске с одним и тем же персонажем, олицетворяющем мировой зло для братьев – Гитлером, фашистской Германией. Их отговаривают, но они упорны в этой неравной борьбе, где, кажется, им слишком часто приходится терпеть поражение. А потом… Как всегда, борьба требует жертв – и вы не в силах представить, какими они будут.

«Была бы только воля»

Книга «Утверждает Перейра» принесла своему автору, итальянскому писателю Антонио Табуки, мировую известность. Роман был даже экранизирован (главную роль сыграл М.Мастрояни). Табуки – специалист по португальской литературе, и действие романа также перенес в Португалию 1938 года. Фашистский режим Салазара. Опытный журналист Перейра ведет в газете тему культуры. Молодой революционер-романтик Монтейру Росси пытается писать для газеты («я иду от логики сердца, наверное, этого не следовало делать, это получалось помимо моей воли, потому что сильнее меня»), а Перейра пытается давать советы: «продолжая писать статьи по закону сердца, вы навлечете на себя – это уж точно,- массу неприятностей». Перейра постепенно узнает, что Монтейру с друзьями состоит в антифашистском Сопротивлении, но на все вопросы и уговоры отвечает строго: «Я не с вами и не с ними, я сам по себе, я – журналист и занимаюсь культурой, вот только что закончил перевод Бальзака и знать ничего не хочу про ваши дела, я не занимаюсь хроникой текущих событий».

Но странным образом идеалист Мотейру влияет на консерватора Перейру (а может, толчком был совет доктора Кардосу: «он молод, за ним будущее, вам необходимо общение с молодым человеком, что с того, что он пишет статьи, которые нельзя публиковать в вашей газете, перестаньте общаться с прошлым, вам необходимо общаться с будущим»). «История – это не тот зверь, которого можно приручить и одомашнить», - отчетливо понимает Перейра, но все более ставит сам перед собой вопрос морального самоопределения. И этот внутренний миг постановки вопроса, поиска ответа – дорогого стоит.

«Перейра многое бы хотел сказать – что над ним стоит главный редактор, ставленник режима, что существует режим, у которого есть полиция и есть цензура, что все в Португалии прикусили язык и стало невозможно открыто выражать свое мнение...». Но Перейра слышал в ответ: «Мне кажется, что сделать можно абсолютно все, была бы только воля». Что может пробудить волю, если есть совесть? Через глубокую трагедию Перейра приходит к важнейшему поступку – он выносит свой приговор Режиму. Прямо и открыто. Поступком. «Возможно, в непостижимом переплетении событий, уготовленном нам богами, все это тоже имеет свое значение».

«Ум делает обладателя несчастным»

«Антуану всегда казалось, что он живет по-собачьи – год за семь. Еще в детстве, в семь лет, он чувствовал себя потрепанным жизнью, в одиннадцать утратил последние иллюзии. Сейчас, в неполные двадцать пять, мечтая обрести наконец покой, Антуан решил упрятать свой мозг в саван глупости».

Антуан – герой культового романа «Как я стал идиотом», который издан в России через пять лет после своего головокружительного издания в Европе. Автор, Мартен Паж, - тридцатилетний властитель душ и умов сегодняшних молодых французов. Сверстники признали Пажа и умным, и стильным, и модным, а сам роман растащили по цитатам в чатах, блогах и интернетовских форумах.. Французская пресса пишет, что Паж выставил дураками едва ли не всех на свете (судя по роману – бизнесменов, деятелей официальной культуры, газетчиков, старшее поколение…), зато литературные критики увидели в этом «следование вольтеровской традиции».

Герой романа совершает головокружительные кульбиты социального бытия: из интеллектуального и социального андеграунда – в успешный бизнес и – обратно. «…Слово «интеллект» сплошь и рядом означает способность красиво формулировать и убедительно преподносить полную ахинею, а ум человеческий настолько сбился с курса, что порой лучше быть дебилом, нежели записным интеллектуалом. Ум делает своего обладателя несчастным, одиноким и нищим, тогда как имитация ума приносит бессмертие, растиражированное на газетной бумаге, и восхищение публики, которая верит всему, что читает».

Мы так часто говорим сами себе и окружающему миру: «Все обойдется». Но жизнь показывает: без нас – не обходится. Режимы создаем мы сами. И от нас зависит: тоталитарные они или демократические. Свободные или диктаторские. Диктат одного, впрочем, ничуть не хуже диктата толпы. Как быть в обществе, но оставаться личностью – вопрос собственного выбора. И вкуса.

 

 
 
     
SpyLOG